Экономические войны 2.0: Биткойн превращается в «Игру Престолов»

12 ноября 2017  –   исторический день для рынка криптовалют. В этот день Биткойн стал мишенью целенаправленной, хорошо скоординированной, и невероятно дорогой атаки. Тактически она была реализована с помощью четко спланированной по времени кампании дезинформации, активных манипуляций рынком, а также сценариев аналогичных DDoS-атаке. Всего за несколько часов игроки заработали или потеряли сотни миллионов долларов. Миллиардные суммы переместились в другие криптовалюты.

Рынок криптовалют недаром окрестили «Диким Западом» финансового мира. Новые исторические максимумы и резкие падения котировок, рекордные ICO, запреты со стороны властей или хакерские взломы с исчезновением десятков миллионов долларов  –   эти события давно и регулярно попадают в новостные заголовки.

Прежде чем я продолжу, позвольте прояснить следующее… Слова «атака» в разговоре о Биткойне вызывает множество разногласий. Так вот… Сатоши Накомото в своих мечтах о децентрализации создал этот невероятный корабль без капитана, который, воплотившись в реальность, не только понесся со сверхзвуковой скоростью, но и стал причиной великой розни среди паствы своего создателя. Twitter по сей день полон гневных комментариев и споров весьма выдающихся людей (многие из которых, кстати, имеют ученые степени и прочие заслуги). Предмет спора сводится примерно к следующему вопросу: что же такое «настоящий Биткойн»? Если вы были одним из первых его разработчиков, то для вас Биткойн  –   криптовалюта с активированным обновлением Segwit (подробнее об этом ниже), торгующаяся на уровне $8000+, имеющая тикер BTC на большинстве бирж. Если вы по другую сторону «баррикад», для вас это криптовалюта, носящая имя Bitcoin Cash, BCash или BCH, которая сейчас торгуется на отметке $1200, не использует Segwit, но имеет лимит на размер блока 8MB (технические подробности – ниже).

Что же произошло?

Многие думают, что две криптовалюты с таким объемом рынка и капитализацией, использующие одни и те же вычислительные мощности (алгоритмы хеширования) могут мирно сосуществовать. Воспользовавшись этой ситуацией, люди, стоящие за Bitcoin Cash (BCH) попытались «свергнуть» Биткойн (BTC) с пьедестала криптовалюты номер один. Не вдаваясь в технические детали, скажу что блокчейн (технология, лежащая в основе Биткойна) защищена только потому, что все компьютеры согласованно выполняют одну и ту же задачу, а именно подтверждают все транзакции и блоки (контейнеры, в которых хранятся транзакции). Таким образом любые манипуляции с целью изменения блоков или отдельных транзакций становятся практически невозможны. Большинство выигрывает при любом сценарии. Система застрахована от махинаций до того момента, пока злоумышленникам не удастся завладеть «контрольным пакетом» (51% или больше) вычислительных мощностей. Если над обработкой данных в рамках одной системы (допустим это Биткойн (BTC) работает больше вычислительных мощностей, чем в другой (Bitcoin Cash (BCH)) то гипотетически сегмент мощностей BTC может организовать атаку на своего «меньшего собрата» BCH с помощью контроля относительного большинства мощностей (хэширования) меньшей сети и тем самым спровоцировать в ней множество сбоев и манипуляций. Здесь нужно помнить, что стоимость Биткойна или любой другой криптовалюты зависит лишь от того, какую оценку даем ей мы, ее пользователи, через обычные экономические механизмы спроса-предложения. Я могу заплатить прачечной $20 за стирку белья только потому, что ее владельцы знают, что могут взять мои $20 и купить на них товары и услуги на те же $20 у других участников рынка. Если мы потеряем доверие правительству какой-то страны, стоимость ее валюты упадет относительно валют других, более стабильных государств. Подобным образом, если большинство пользователей решит, что та или иная криптовалюта плохо защищена от атак, небезопасна, она потеряет доверие участников рынка. Далее мы увидим её массовую распродажу и резкий обвал котировок: так работает обычный механизм спроса и предложения.

Зная это, «группа поддержки» BCH решила укрепить свои позиции, перестав быть «меньшим братом», и добиться статуса основной биткойн-валюты.

Подготовка к атаке 11.12 была начата много лет назад, когда «команда» неуправляемого корабля Биткойн не могла достичь консенсуса в вопросе увеличения пропускной способности сети. В тот момент популярность биткойна росла и низкая скорость обработки транзакций становилась проблемой. Сообщество разделилось на два лагеря, решивших разойтись и направиться каждый своей дорогой. Сторонники одного лагеря считали, что Биткойн должен стать мировой валютой для повседневных финансовых операций, например чтобы купить чашку кофе (это лагерь Bitcoin Cash, отсюда и слово Cash в названии). В другом лагере считали, что Биткойн должен стать средством сбережения капитала. Если упростить и перевести эту схему в термины «оффлайновых» активов, то BTC — это аналог золота, а BCH  –   доллара. Спор разгорелся вокруг того, сколько операций в секунду должна пропускать и обрабатывать сеть Биткойна. Если Биткойн становился новой мировой валютой, то скорость должна была быть не меньше 100 000 транзакций в секунду. Для сравнения  –   скорость обработки в системе Visa  –   40 000 транзакций в секунду. Если Биткойну суждено было стать «золотом»  –   современная скорость (менее десяти транзакций в секунду) была бы вполне достаточна (как минимум на сегодняшнем этапе).

Один лагерь (BCH) хотел увеличить размер блоков с сегодняшнего 1Мб до максимального (8Мб). Только таким образом, считают они, сообщество пойдет по пути, указанному Сатоши. Другой лагерь (BTC)  –   в котором состоят большинство разработчиков  –   считает, что увеличение размера блоков приведет к централизации сети. Их логика такова: чем больше блоки, тем бОльшие вычислительные мощности потребуются для участия в их создании. Ограниченная группа крупных игроков  –   это совсем не то будущее, которое пророчил Сатоши для Биткойна. Обе стороны конфликта считают, что именно они правильно толкуют заветы таинственного (божественного?) создателя Биткойна.

В феврале 2016 в Гонконге в рамках обновления Segwit 2x лагерями был достигнут компромисс, формально закрепленный в Нью-Йорке в середине 2017. Предполагалось сначала внедрить новую технологию Segwit, а затем, спустя 90 дней, увеличить размер блоков с 1Мб до 2Мб (а не до 8Мб, как предлагалось «командой» BCH). Первый шаг этого соглашения  –  запуск Segwit, системы, позволяющей обрабатывать сокращенные версии транзакций и, следовательно, увеличить скорость их обработки. Хотя с точки зрения технологий у них нет ничего общего, Segwit можно сравнить с форматом MP3 для аудио-файлов: больше музыки в меньшем объеме памяти. Второй шаг должен был удвоить размер блоков (также известный как «вес» блоков). С этими двумя апгрейдами сеть смогла бы увеличить производительность на 300–400%. Но… увы, не сложилось. Совсем не сложилось!

Как уже упоминалось выше, в мире криптовалют тон задает большинство. Если небольшая группа пользователей сети решит отделиться (aka сделать «форк») чтобы «играть в своей песочнице», им, конечно, никто не запретит это сделать. Вот только все «исходящие» от них данные будут отклоняться основной сетью. Например, какой-нибудь маленький городишко решил вместо долларов выпустить свой «внутренний доллар». Конечно, правительство США вряд-ли будут порадуется этому факту. Кроме того, местным властям придется самим заботиться о защите своих денег от подделок. Но гипотетически это вполне реально. Именно так поступил один маленький австрийский городок в 1932 году (т.н. «Вёргльский эксперимент» или «Эксперимент со свободными деньгами Гезелля«). Вопреки договоренности в момент, когда должна была запуститься первая стадия апгрейда (1 августа 2017), группа «ренегатов» отказалась активировать Segwit, считая, что это противоречит «заветам» Сатоши. Вместо этого они увеличили размер блока до 8Мб. Так появился Bitcoin Cash. «Взбунтовавшаяся» часть команды верила в то, что пользователи перейдут в их сеть и будут пользоваться их новой валютой. Но этого не случилось. Курс Bitcoin Cash обвалился с $600 до $200 буквально за пару дней с момента запуска. Биткойн, стоивший в момент «форка» порядка $2700, стал расти, и к моменту, когда BCH «провалился» ниже 200-долларовой отметки, стоил $3200. Рынок определенно сделал свой выбор. Пользователи верили в BTC и массово меняли на них BCH. Тут важно понимать, что в отличие от истории с «внутренним долларом», где одна валюта отвергалась в пользу другой, вся предшествующая «форку» история транзакций в блокчейне остается нетронутой. Так что пользователь, владевший 10 BTC до «форка», получал 10 BTC и 10 BCH. Просто подарок, верно?

Теперь «нажмем на перемотку» и окажемся в ноябре 2017. После долгого «бокового тренда» в районе $300, в котором BCH проторговался весь октябрь, в первые же дни ноября ему удалось удвоиться в стоимости и «пробить» отметку $600. По мере приближения 90-дневного срока, назначенного для увеличения размера блока до 2Мб, будущее Биткойна становилось всё более туманным. Казалось, что пользователи ищут безопасного «укрытия», переводя средства в BCH. Несмотря на договоренности, большая группа пользователей, включая ключевых разработчиков Биткойна, отказывалась внедрять пункт об увеличении размера блоков. Большинство задает тон. верно? В тот момент многим казалось, что сеть BTC разделится на две версии: BTC 1MB и BTC 2MB. Будущее Биткойна выглядело весьма туманным с перспективой появления четырех разных биткойнов (биткойн с Segwit и блоками 1Мб, Bitcoin Cash без Segwit но с блоками до 8Мб, биткойн 2x с блоками 2Мб и Segwit (как требовало нью-йоркское соглашение) и Bitcoin Gold — его я не буду обсуждать в рамках этой статьи.

АТАКА:

За неделю до атаки 11.12 число транзакций в сети Биткойна внезапно удвоилось. Рядовым пользователям пришлось ждать обработки и верификации своих транзакций дольше чем обычно и некоторые из них стали предлагать дополнительное вознаграждение за получение приоритетного статуса для своих заявок. “Сеть Биткойна сломалась”, заявили члены клуба BCH – “поэтому нужно переходить на Bitcoin Cash, или хотя бы довести размер блока до 2 Мб”.

Затем, внезапно, 8 ноября – примерно за неделю до запланированного апгрейда «удвоение» отменили. Команда, продвигавшая увеличение размера блока заявила, что отказывается от своего плана. Чтобы «сохранить единство внутри сообщества» они решили не делать очередной «форк». Это привело в крупной распродаже BTC. Было похоже, что свои активы продают те спекулянты, которые закупали дополнительные биткойны, чтобы воспользоваться «дармовыми» деньгами, которые они получили бы в случае «хардфорка» – хитрость, которой пользователи научились в августе, когда появился Bitcoin Cash. Но на взгляд стороннего наблюдателя картина выглядела так, как будто крупные суммы денег «переходят» в растущий BCH из падающего BTC.

Следующие три дня были полны событиями. Очередь из ждущих исполнения заявок на транзакции в сети Биткойн (mempool) выросла в семь раз против своего обычного размера. Обработка транзакций занимала по нескольку часов, а иногда и дней.

Этот эпизод спланированного «спектакля» должен был продемонстрировать, что Биткойн “сломался”, а его соперник Bitcoin Cash, имеющий технологическое превосходство в виде 8-мегабайтных блоков и «запаса мощности» – единственная альтернатива. Это похоже на сценарий DDoS-атаки, когда сеть блокируется множеством «спамовых» транзакций. Большинство этих транзакций были, вероятно, пересылками денег из одного кошелька на другой, принадлежащий одной и той же группе. Но DDoS-атака на Биткойн требует денег. Огромных денег. Каждая транзакция должна быть оплачена. Если посмотреть на график внизу, можно предположить, что «спам-транзакций» было как минимум 100 000. Если умножить эту цифру на $5–12, (сумма, которую я лично платил за транзакции в эту конкретную неделю), мы увидим примерную сумму затрат на организацию атаки такого масштаба.

 

Пока происходили атаки, создавался информационный шум вокруг превосходства Bitcoin Cash. Роджер Вер, один из первых крупных адептов Биткойна, позднее ставший «лицом» сообщества, прилетел в Лос-Анжелес для участия в переговорах, за ходом которых следили тысячи людей. При таком количестве проблем у BTC (большая задержка и огромная стоимость транзакций) и отмене запланированного «удвоения» размера блоков, BCH стал единственным выходом – говорили все участники этого действа.

Вечером 11 ноября (идеально выбранный момент!) Гэвин Андерсен, программист, которому лично Сатоши вручил «знамя» Биткойна (но который позднее вышел из команды разработчиков BTC core), постит следующий tweet, ставший «разорвавшейся бомбой»:

Bitcoin Cash is what I started working on in 2010: a store of value AND means of exchange.

— Gavin Andresen (@gavinandresen) November 11, 2017

Bitcoin Cash это то, над чем я начал работать с 2010: инструмент сохранения капитала И средство обмена.

С субботнего вечера (по времени США) этот tweet подхватывают все СМИ, освещающие тему Биткойна. Ветер переменился. Если Гэвин называет BCH “настоящим” Биткойном, возможно так оно и есть…

Теперь начинается настоящая атака. Когда большинство американцев наслаждаются субботним вечером попивая пиво за стойкой бара или видят приятные сны, котировки BTC начинают падать. Они падают всё быстрее и быстрее. Ещё до начала атаки биткойн теряет до 20% стоимости (с $7 500 до $6 200). Одновременно идет масштабная скупка BCH. За 48 часов до той знаменательной субботней ночи стоимость BCH вновь удваивается, причем на больших объемах торгов. Когда tweet Гэвина подхватили мэйнстримовые СМИ, BCH торговался на уровне $1300. Но настоящая атака началась, когда Америка наконец уснула. Рыночные манипуляции достигли таких масштабов и скорости, каких я никогда раньше не видел. Миллиарды долларов перемещались из BTC в BCH. Это была классическая схема pump and dump (накачка и сброс) но в эпических масштабах. В течение каких-то 5,5 часов BCH удвоился в цене ЕЩЕ РАЗ, поднявшись с $1400 в 20:30 вечера субботы (EST) до $2799 в 1:40 утра воскресенья. Рыночная капитализация BCH рванула ввысь так, что даже у резидентов Кремниевой Долины закружилась бы голова: с $5.5 млрд. до почти $42 млрд. BCH стала второй по капитализацией криптовалютой, обогнав Эфириум.

Такое движение котировок даже заслужило похвалу от основателя Эфириума Виталика Бутерина.

Congrats on this. Seriously. @rogerkver @JihanWu @deadalnix pic.twitter.com/UXYdEcRn4y

— Vitalik Buterin (@VitalikButerin) November 12, 2017

Поздравляю. Серьезно.

Тут очень важно следить за нарастающей волной событий идеально спланированных в точно выверенное время. Но ещё более важен их эффект на настроения участников рынка. Люди следившие за происходящим действительно верили в то, что настал момент славы для Bitcoin Cash и он готов занять трон Биткойна. На пике ценовых манипуляций капитализация Bitcoin Cash равнялась 54% от суммарной рыночной стоимости Биткойна.

В начале года, когда Эфириум начинал свое монстр-ралли, поднимаясь в цене с $8 до $300, ходили разговоры о «Flippening» (от англ. to flip «опрокидывать» и happening «событие») – моменте, когда Эфириум должен был стать крупнейшей в мире криптовалютой по объему рынка. В воскресенье 12 ноября крипто-сообщество ждало «Cashening-а».

“Cashening” близко?

И все же, откуда мы знаем, что все происходившее было манипуляцией? В анонимном посте, опубликованном 30 июля весь план был описан в подробностях: от форка BCH и падения котировок до накачки до уровня $600 (в посте упоминается цифра 0.1 BTC), анти-ралли по BTC и новая «накачка» BCH. На этот пост стоит взглянуть!

 

Новостной крипто канал БитДрон в телеграмме. Уникальные авторские материалы. Все о криптовалютах, рынках, блокчейне, финансах и технологиях. Статьи, новости, аналитика и обзоры. Только интересный бизнес контент. Подписывайтесь @BitDron